Выбрать страницу
Как Семейный кодекс настраивает мужчин против… семьи и детей
Можно ли подтолкнуть мужчину к созданию семьи, к желанию иметь детей и при этом не разрушить его бизнес? Можно, считает петербургский адвокат Светлана Савинова. Для этого надо внести поправки в устаревший Семейный кодекс. 

Петербургский адвокат, президент коллегии адвокатов «Аксиома», Светлана Савинова не хуже иного экономиста знает, как подтолкнуть вперед развитие малого и среднего бизнеса в России. А пока что в существующих «тормозах» она винит не санкции, не экономистов и налоговиков. Мало того, много лет занимаясь бракоразводными процессами с дележом имущества и детей, она зафиксировала тенденцию: все чаще ответчиками в судах стали выступать предприниматели; они же, предприниматели, все реже хотят вступать в брак и заводить детей. И пришла к выводу: корень всех наших бед в… устаревшем Семейном кодексе, который для сегодняшних мужчин — как удавка.

На дворе ХХI век, а мы все еще в СССР   

Как вы думаете, изменилась ли наша жизнь за последние 50 лет? Да как день и ночь! Финансово-экономическая сфера, социальные взаимоотношения, мораль, наконец. А мы при этом продолжаем жить с Семейным кодексом, который фактически списан с того, что был принят еще в 1969 году. СССР распался, и потребовалось новое российское законодательство. И оно было принято в 1995 году (вступило в силу с марта 1996-го). Но, кроме понятия «брачный договор», который рассматривает только имущественные взаимоотношения супругов (раздельное или совместное пользование), там больше ничего нового не появилось.

А меж тем жизнь изменилась кардинально. В стране в большом количестве создалась частная собственность. Это в СССР мы были все равны и 98 процентов населения получали одинаковую зарплату, а сегодня появились люди, которые активно развивают бизнес, и их доходы значительно отличаются от среднестатистических. И, как это бывает у нас в стране в разные исторические периоды, раз появились одни люди с деньгами, то появились и другие, кто мечтает этими деньгами воспользоваться (поделить, отнять, экспроприировать — как сказали бы большевики ровно 100 лет назад). И Семейный кодекс дает для этого прекрасные законодательные основания. «Отнять по закону» – кто ж от такого откажется?

Да, я о некоторых молодых женщинах, которые быстро сообразили, что можно легко воспользоваться благосостоянием обеспеченных мужчин – предпринимателей и бизнесменов. Для этого даже замуж не обязательно выходить (хотя лучше сходить на пару лет), главное — родить ребенка, а потом начать с помощью этого ребенка манипулировать своим «бывшим».

Семья без «отцовства»       

Начнем с того, что равенство между мужчинами и женщинами, гарантируемое Конституцией, на самом деле в семейных отношениях чудовищно попирается, превращая мужчин в рабов. За примерами идти далеко не  надо. Знаете, как называется комитет в Госдуме, занимающийся семейными проблемами? «Комитет по делам семьи, женщин и детей». А отцы где, спрашивается, или они не входят в состав семей? Видите, дискриминация мужчин уже в самом названии.

Подобным вопросом месяц назад озаботился наш питерский депутат Госдумы Евгений Марченко: «А где отцовство?» – спросил он у своих коллег-депутатов. Те посидели, подумали и решили-таки «отцовство» в название вставить. Месяц назад! А сегодня зайдите на официальный сайт Госдумы: как не было отцов, так и нет…

Далее. Как называются у нас средства, которые семья получает на рождение второго (и последующих) ребенка? «Материнский капитал», правильно. Женщина вправе эти средства использовать даже на увеличение своей будущей  пенсии; потому что считается, что, находясь в декретном отпуске, она сильно теряет средний коэффициент по зарплате, из-за чего может пострадать ее пенсия. Казалось бы — справедливо. Но теперь представьте ситуацию, что в декретный отпуск уходит не женщина, а мужчина (а такое в России происходит все чаще и чаще). Может ли он рассчитывать на то, что эти средства в будущем увеличат его пенсию по старости? Нет! Потому что это «материнский капитал», к отцу эти деньги не имеют никакого отношения.

Богатые тоже плачут

Ну а уж если дело, не дай бог, коснется бракоразводного процесса, то здесь все мои сочувствия на стороне несчастных мужчин. Потому что в судах (где судьи, к слову, в основном женщины) мужчина априори виноват во всем, в отношении него в семейном законодательстве отсутствует презумпция невиновности.

Так вот, случись ситуация, при которой мужчина хочет развестись (у нас же не рабство, в конце концов), он столкнется с кучей проблем. Начнем с того, что он не может расторгнуть брак без согласия женщины в период ее декрета и в течение года после рождения ребенка. (Скажу даже, что три года назад представители одного из лобби пытались провести поправку в кодекс с формулировкой «в течение трех лет после рождения ребенка», но не получилось…). Я готова пойти на компромисс: да, положение «в период беременности» хотя бы всем понятно. А что происходит дальше? А дальше рождается ребенок и… Вы не слышали историй, когда женщина бросает маленького ребенка на мужа и уходит из семьи? Я слышала, и немало, я все же адвокат… Так вот в этой ситуации никто не требует от матери-кукушки, чтобы она получала разрешение на развод от мужа. Зато другие мамочки, оставшиеся с детьми, начинают шантажировать мужей: вымогать деньги за разрешение на развод, за встречи с ребенком, за то, чтобы не настраивать детей против отца…

Но вернемся к разводу. Женщины в таких ситуациях подают исковые заявления на содержание ребенка и… себя в течение трех лет. Итак, мужчина платит по исполнительному листу на нее и ребенка (при этом, повторюсь, развестись без ее согласия не может) и сталкивается с новыми проблемами. Ведь без согласия «бывшей», с которой еще не в разводе, он не может ни кредит взять, ни квартиру купить… Да и дело это опасное. Если у супругов нет брачного договора (этот документ требует отдельного обсуждения, ибо на языке юристов он фактически ничтожен), то новая купленная квартира моментально становится совместной собственностью, и жена вправе предъявить на нее претензии. Что делать мужчине? Искать обходные пути: придумывать «дарственные», договариваться с фиктивными покупателями…

Ну а уж если доведется платить алименты мужчине-предпринимателю, то там возникают особые проблемы. Мы помним, что со времен СССР на одного ребенка полагаются алименты в размере 25 процентов, на двух — 33, и не более 50 процентов — на трех и более детей. Во всем мире один из родителей, который после развода проживает от ребенка отдельно, должен помогать материально, и это правильно. Но если на Западе суд определяет фиксированную сумму, то у нас эти проценты (25, 33 и 50) высчитываются из дохода. А доход доходу рознь.

Представьте себе, что предприниматель работает по упрощенной системе налогообложения, и его доход прозрачен. Но доход — это не прибыль, у человека есть расходы на производство, он должен тратиться и на развитие бизнеса. Сумма же алиментов высчитывается именно с дохода. Таким образом, он может в одночасье оказаться и без оборотных средств, и без самого бизнеса.

А есть ведь и крупные бизнесмены. Известна в России недавняя история, когда алименты на ребенка одного из маститых бизнесменов составили 8 миллионов рублей в месяц. Но «бывшую» и это не устраивало, она требовала делить бизнес и дивиденды, ребенку, мол, на 8 миллионов не прожить. Тогда адвокаты со стороны мужа невероятными усилиями сделали так, что в конечном решении суда 4 миллиона ежемесячно кладутся на счет ребенка (до совершеннолетия), остальные она получает на «текущие» расходы по уходу за ребенком. Бывшая жена — в шоке: четыре миллиона в месяц? А жить-то на что?

Шантаж ребенком — дело подлое

Мало того, женщины у нас не предоставляют отчет, на что они потратили алименты (нет такого закона): на обучение ребенка или на свои салоны красоты, а то и содержание альфонсов. Несколько лет назад депутат Госдумы Алексей Митрофанов осторожно выступил с предложением внести подобную поправку в Кодекс: если алименты на ребенка очень большие, пусть женщины предосталяют отчет о тратах (в конце концов, и отец имеет право знать, на что пошли его деньги от бизнеса)… Его так зашукали!..

Я к чему это все? Убеждена, что сумма алиментов должна быть либо фиксированной, либо с верхней ограничительной планкой. Например, на одного ребенка — 25 процентов, но не более 50 МРОТ (а это, между прочим, почти полмиллиона рублей в месяц), на двух — не более 70 МРОТ, на трех и больше — не более 100 МРОТ. Тогда российский бизнес можно защитить от этих ушлых девушек, которые сегодня в крупных городах чуть ли не профессию новую придумали: «вошла в брак — родила — вышла из брака — нахожусь в поиске»; или еще проще: «родить от богатого любыми способами»… А дальше — скинула ребенка на няню, и живи безбедно ближайшие 18 лет, параллельно охотясь за другими бизнесменами…

Об этой проблеме я говорила со многими представителями государственных структур: и в Следственном комитете, и с депутатами Госдумы. Особенно мне важна поддержка депутата Евгения Марченко, работающего в думском комитете по государственному строительству и законодательству.

Я уже говорила о том, как сильно изменилась наша жизнь со времен распада СССР. Изменилась, к сожалению, и мораль общества. Во всяком случае к брачным аферам у нашего населения сегодня достаточно лояльное отношение: сам, мол, дурак, где твои глаза были, когда такую жену подцепил? Но практика показывает, что даже умного, но искреннего и доверчивого человека девушкам-аферисткам обмануть не так уж и сложно. И что в результате? А в результате все больше и больше мужчин предпочитают не вступать в законный брак. И, что страшнее, не заводить детей (хотя вот тут-то их «подловить» совсем не сложно).

А ведь хочется, чтобы были крепкие семьи, чтобы дети росли с мамой и папой. А уж если случилась беда — развод, чтобы никто не использовал ребенка в качестве шантажа. Или я не права?

Адвокат Светлана Савинова

Оригинала материала: http://www.fontanka.ru/2017/11/20/114/