Выбрать страницу

23 февраля в России чтят защитников Родины. «Сергиевские куранты» поговорили с Валерием Чухванцевым – героем России, полковником авиации, трижды награжденным Орденом Мужества. В мае 2008 года, будучи заместителем командира вертолетной эскадрильи, он на подбитом вертолете под градом пуль эвакуировал троих тяжелораненых спецназовцев, окруженных боевиками. Ветеран нередко проводит в школах уроки мужества, на которых рассказывает о том, какова она – защита Отечества.

 

– Какова цель уроков мужества?

– Когда-то и ко мне приходили ветераны, что-то рассказывали, что оставило в моем сердце глубокий отпечаток. Моя Звезда Героя Российской Федерации почти ничем не отличается от Звезды Героя Советского Союза. Я всегда смотрел на героев Советского Союза. Как сейчас помню: когда я учился уже в ДОСААФе, к нам пришел летчик Михаил Девятаев, который сбежал из фашистского плена. Когда я стоял рядом с ним, меня так подмывало потрогать его Звезду рукой. И я потрогал. Как меня начали ругать! Замполит стал кричать. А Девятаев встал и говорит: «Сынок, героем будешь». И я стал героем! Может, это и помогло? Я разговариваю с детьми на понятном для них языке, надеюсь, у кого-то из них это отложится. Поэтому, думаю, это просто необходимо. Важно донести то, что было, ведь мало прочитать это в книжке.

– Что вы думаете о создании классов Юнармии в школах?

– Я считаю, что все нужно. Нужно кадетство, нужна Юнармия. Почему бы и нет? Нужно молодежь чем-то занимать. В девяностые годы все это бросили, пионерию, комсомол разрушили. А наши супостаты, американцы, скаутское движение не разогнали!

– На фоне мировых военных конфликтов в России набирают популярность футболки с так называемыми вежливыми людьми. Не кажется ли вам, что такая милитаризация – это уже слишком?

– Нет, совсем нет. У нас же демократия, никто не заставляет носить такое. У меня есть знакомый, который в армии никогда не служил, а ходит в берете. На вопрос «почему» говорит: удобно. И правда, это же удобно. И если нравится футболка, если не нарушается закон – то незачем запрещать.

– Вы думаете, что на детях такая мода никак не скажется?

– Конечно, нет. Они у нас нормальные, здоровые. Нормальное у нас поколение! Не надо их сильно ругать. И нас ругали, но мы же выросли.

– После Второй мировой войны стала актуальной фраза «лишь бы не было войны». Как вам кажется, сегодня мы не забыли о ценности мира?

– Я думаю, что нет. Если вы заметили, я никогда не говорил, что я воевал. Я был в служебной командировке. Думаю, ценность мира не утрачена – когда впервые видишь беженцев, все в голове встает на места.

– Вы рассказываете довольно подробно, что происходило с вами в ходе боевых действий. Вы считаете, что детям нужно рассказывать в таких подробностях?

– А почему бы и нет? Я же не рассказывал никаких кровавых историй, фильтровал то, что им еще рано знать. Я думаю, нужно готовить детей к реальной жизни, но рассказывать дозированно. Такие вещи необходимо рассказывать, ведь мы говорили о чести, о дружбе, о порядочности. Мы же не говорили о предательстве, хотя и это в жизни есть.

– А у вас есть дети?

– Конечно. Двое детей.

– Вы им тоже рассказываете? Они расспрашивают?

– У меня сын служит, старший лейтенант. Дочь – на шестом курсе Военно-Медицинской академии. Мои дети воспитывались в гарнизоне – у меня в углу стоял автомат. Однако ни сын, ни дочка никогда не надевают мой китель с моими наградами, хотя это не воспрещается. Они считают это моими наградами. «У нас будут свои награды», – говорят они.

– Спасибо, что ответили на вопросы. Мы поздравляем вас с наступающим праздником, днем защитника Отечества. Что бы вы хотели пожелать своим коллегам и тем, кто хочет связать свою жизнь со службой?

– Если ты пошел в армию служить – служи, дерзай и иди вперед. Если ты не пошел – оставайся настоящим мужиком здесь! Офицерам в юбках, женщинам-офицерам, хочу пожелать не забывать, что они женщины и что они военнослужащие.