Выбрать страницу

Член комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Виталий Милонов («Единая Россия») предложил возродить в России институт благородных девиц по аналогии со Смольным институтом, существовавшими в Санкт-Петербурге во времена Российской империи, сообщает Агентство городских новостей «Москва».

— В Петербурге существовал институт благородных девиц, например, Смольный. Пора такой же завести. Многие родители бы с удовольствием туда отдавали своих дочек, — сказал Виталий Милонов.

Парламентарий также  высказался о том, что на телевидении неплохо было бы создать  реалити-шоу, которое было бы полезно обществу. Оно могло бы показывать преодоление каких-то сложностей, учить людей общаться друг с другом.

При Петре I стали появляться школы для девочек, напоминает https://www.culture.ru.Это стало первым шагом для развития женского образования в России. Но настоящим прорывом в этой области была инициатива Екатерины Великой, при которой в Санкт-Петербурге был основан Смольный институт благородных девиц. Первое высшее учебное заведение для женщин в России открылось 5 мая 1764 года.

Инициировал создание института один из приближенных к императрице — Иван Бецкой, общественный деятель, просветитель, служащий государственной канцелярии. Он получил образование в Европе, поддерживал Екатерину в ее стремлении привить соотечественникам привычки западной жизни, а также высоко оценивал роль женщин в развитии общества. Иван Бецкой считал, что «юношей обоих полов» следует воспитывать в равных условиях.

В Смольный институт принимали девушек из родовитых, но небогатых семей. Они были родом как из России, так и из других стран — дочери грузинских князей, аристократки из Швеции. Обучение длилось 12 лет. За это время ученицы не могли покинуть заведение ни по своему желанию, ни по желанию опекунов. В Смольный девочек принимали с шести лет, а программа обучения предполагала три класса — каждый из них длился четыре года. Родственники воспитанниц составляли расписку, в которой они соглашались отдать ребенка на 12 лет без возможности встреч и выездов за пределы заведения. Так императрица собиралась оградить воспитанниц от влияния среды, в которой они росли до поступления в институт.