Выбрать страницу
Сегодня отмечается 75-ая годовщина полного освобождения Ленинграда от вражеской
блокады.
Вторая мировая война, ставшая для нашего народа также и Великой Отечественной, унесла
жизни миллионов людей и прервала истории многих семей. Однако каждое новое поколение
чтит память и подвиг наших предков, старается записать и сохранить для будущих времён
свидетельства людей, прошедших тропами славы к Великой Победе.
Сегодня «Сергиевские Куранты» решили взять интервью у человека, который
профессионально занимается изучением родословных.
Её зовут Наталья Шварц, она является членом Русского генеалогического общества и одним
из авторов альбома, изданного к 300-летию Выборгского района – одного из старейших в
Петербурге.
В нашем интервью она расскажет о том, как решила связать свою судьбу с изучением
фамильной истории.
– Наталья Владимировна, почему Вы решили заниматься историей родословных?
Когда возникло это желание и интерес?
– Подспудно этот интерес жил во мне, просто обстоятельства жизни складывались так, что
им было не заняться, а потом произошла история, которая перевернула моё представление о
том, что в этой жизни главное. История эта связана с нашим телевидением, с программой
«Жди меня» с одной стороны, а с другой – с новыми технологиями: благодаря Интернету я
узнала, что мой папа был репрессирован. Его имя я нашла на сайте общества «Мемориал» –
и это было открытием для меня, потому что папа нам с братом никогда об этом не говорил.
Для меня это событие стало отправной точкой. Помню, мне всегда было интересно, почему
моя фамилия Шварц. Знаете, в детстве часто повторялась забавная ситуация: когда к нам
приходили новые гости и папа представлял нас с братом, то говорил, показывая на брата:
«Шварц-младший», а когда указывал на меня – «Моя дочь Наталья». И потом я спросила
папу: «Но я же младшая?», на что он ответил: «Понимаешь, девочка моя, пройдёт пара лет и
ты станешь Иванова или Петрова, Сидорова, а твой брат – он Шварц до конца своих дней».
Это был тот «звоночек», который ещё в детстве меня заинтересовал и привёл уже во
взрослом возрасте к изучению истории семьи.
– Получается, Ваш отец был реабилитирован?
– Да, папа был реабилитирован, но отсидел 10 лет от звонка до звонка: он был оклеветан
своим товарищем, получил стандартное наказание по статье 58, пункт десять за «Измену
Родине». Папа был военный инженер и очень любил технику, вся его жизнь была связана с
ней, он ей очень интересовался. И вот, в разговоре со своими друзьями (в 1942 году), он имел
неосторожность сказать, что на момент начала войны германская армия вооружена и
технически оснащена значительно лучше Красной Армии.
– И его арестовали. Немецкая фамилия в обвинительном деле тоже сыграла свою
роль?
– Конечно! Когда я сейчас читаю допросы отца, тема немецкой фамилии в них постоянно возникает.
– Не могли бы Вы рассказать о работе Генеалогического общества? С чего начинается
профессиональный подход к изучению истории родословных?
– При Российской национальной библиотеке существует Центр генеалогических
исследований. К концу 90-ых годов очень многие люди были внутренне готовы начать
заниматься своей родословной и приходили в Центр с многочисленными вопросами. Тогда
возникла идея создания школы, которую назвали Школой практической генеалогии. Её ведёт
Алла Владимировна Краско – вице-президент Русского генеалогического общества, которая
привлекает своих коллег для чтения некоторых лекций, но, в основном, лично всё преподаёт,
объясняет и рассказывает. У неё колоссальный опыт и великолепная интуиция, удивительная
методика, которая выстраивает и наглядно показывает человеку, несведущему в
исторических поисках, с чего ему следует начать: куда пойти, какие существуют
отечественные и зарубежные архивы, что за документы в них находятся, в какой форме
следует туда обращаться и т.д. Вся методика генеалогического поиска представлена в Школе
практической генеалогии при Российской Национальной Библиотеке.
– Вы в ней учились?
– Я её окончила и это направило мой ум в то самое русло, которое сейчас помогает мне
решить проблемы изучения родословных.
– Как Вы думаете, кого в наши дни больше интересует история рода? Молодых людей
или старшее поколение?
– Очень много молодых людей! Я бываю на заседаниях Общества и вижу, сколько приходит
людей в возрасте от 20 до 30 лет, которые, уже владея новыми технологиями быстро
внедряются и значительнее быстрее, нежели я и мои ровесники, учатся в нашей школе: как
быстро они схватывают и начинают вести генеалогический поиск. Меня восхищает, что,
начиная заниматься историей своей семьи и попутно получая какие-то другие знания, они
потом выкладывают информацию в социальные сети, создают специальные группы, делятся
тем, что знают сами. В наши дни большое количество информации можно найти в
региональных архивах, но она не оцифрована. Очень важно, что люди, увлёкшись идеями
генеалогического поиска, создают условия, чтобы находить в архивах на местах и даже за
рубежом информацию, которая отсутствует в Петербурге.
– Архивы охотно предоставляют необходимую информацию?
– Система отработана и её не надо бояться: существуют законы, которые обязывают органы
ЗАГСА отвечать на поступившие запросы, если у человека есть документы, доказывающие
родство с теми лицами, о которых он хочет получить справку.
– Какие советы Вы можете дать тем, кто решит восстановить историю своей семьи?
– Необходимо как можно подробнее расспросить всех родственников, особенно – самых
старших. В семьях часто хранятся старинные фотографии, дневники, письма – они тоже
могут стать источником бесценной информации. Следует начертить фамильное древо, где
будут максимально наглядно показаны родственные связи между Вами и ближайшими
предками. Такая схема позволит Вам заглянуть в прошлое не очень далеко и наступит
момент, когда Вам придётся обратиться за документальными свидетельствами в архив.
Главное – это точность и последовательность, нужно всегда отмечать, откуда вы почерпнули
ту или иную информацию о каждом родственнике, проверять её и исправлять ошибки:
семейные предания ведь могут направить Вас и по ложному следу. Генеалогический поиск –
это целая наука, но ей можно обучиться!
– Сегодня страна отметит 27 января – День полного освобождения Ленинграда от
вражеской блокады. Можете рассказать о своих родственниках? Например, о Вашей
бабушке?
– Что я могу рассказать о моих бабушках, Тамаре и Надежде Васильевных (в девичестве –
Павловых)? Они замечательные, чудесные, прекрасные представительницы нашего славного
города Петербурга-Ленинграда. Бабушка Тамара Васильевна родилась в 1913 году, хотя в
паспорте у неё написано: «Город Ленинград», а ведь она родилась ещё даже не в Петрограде
– в Санкт-Петербурге! К слову, у моей дочери, свидетельство о рождении которой было
утеряно, в копии значится: «Санкт-Петербург», а не «Ленинград». Происходят даже такие
исторические казусы!
Что я могу сказать об этих необыкновенных женщинах? Они всегда меня поражали своей
удивительной простотой, реальным, спокойным отношением к действительности и
окружающим людям – оно вызывало чувство покоя и защищённости. Каждая из них
прожила трудную жизнь, но они никогда не говорили о тяжёлых периодах. Например, когда
в августе 1991 года в СССР произошёл переворот, Тамара Васильевна ни разу не сказала
«ужас» или «кошмар» и, видимо, вспоминая войну и блокаду, говорила: «Всё будет
хорошо!». Эти люди верили в жизнь и сейчас, когда в наши непростые времена что-то
происходит, я вспоминаю и повторяю эти слова бабушки: «Всё будет хорошо!»
– Ваши бабушки рассказывали о блокаде? Как им удалось выжить в то страшное
время?
– Тема блокада была естественным фоном нашей жизни: что-то случалось – и тут же
возникала какая-то ассоциация, воспоминание. Бабушка была убеждена: помоги другому – и
выживешь. Вера в справедливость, порядочность, необходимость помочь ближнему – вот
этими главными качествами были наделены обе мои бабушки – Тамара и Надежда
Васильевны.
Их пример очень важен для нас – поколения 50-ых годов. Они породили чувство, что мы
выстоим, несмотря ни на что. В нашей исторической памяти заключено то основание,
которое поможет нашему народу выжить при любых обстоятельствах. Я помню, как
страдала в детстве, что мы живём в такое благополучное время: нет у нас голода, как в
блокадном Ленинграде, что мы не можем пойти на разведку и нас не возьмут в партизанский
отряд…
– Получается, помнить прошлое необходимо, чтобы обрести уверенность в будущем?
– Я отвечу словами Александра Пушкина: «Гордиться славою своих предков не только
можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие».