Выбрать страницу

Утром 24 марта (12 по старому стилю) 1896 года Александр Попов и его ассистент Петр Рыбкин выехали из Кронштадта на заседание Русского Физико-Химического Общества. С собой они везли большой ящик — в нем находились приборы беспроволочного телеграфа.

В Университете, где проходило заседание, на длинном столе физической аудитории был установлен единственный в мире радиоприемник. Настоящий приемник с аппаратом Морзе, способный принимать не какие-то условные сигналы, а подлинные телеграммы. Его антенну через окно вывели во двор и закрепили на крыше здания. Передатчик находился за четверть километра отсюда, в другом университетском здании, Химическом институте.

Свой доклад «О приборе для обнаружения и регистрации электрических колебаний» Александр Попов начал с таких слов:

—  Я нашел новую комбинацию приборов, которая позволяет наглядно демонстрировать на лекциях опыты Герца…

Он, конечно, очень скромничал, вновь упоминая Герца. Его опыты лишь подтолкнули Попова к его великому изобретению. Однако, он всё равно решил подчеркнуть вклад своего предшественника. Попов объяснил слушателям принцип работы его аппарата, напомнил им о резонаторе Герца, стрелке гальванометра в опытах Лоджа, звонке в грозоотметчике, ведь всё это и привело к созданию аппарата Морзе. Всем присутствующим уже не терпелось посмотреть на действие чудо-изобретение Попова.  Покончив с объяснениями, учёный передал председателю листочек с азбукой Морзе.
Тишину в аудитории нарушило характерное потрескивание морзевского аппарата. Да, минуя расстояние, телеграф отправлял сообщение. Скоро все смогли увидеть текст первой в мире радиограммы— «Генрих Герц». Эти слова преодолели 250 метров.
Если бы сам Генрих Герц мог тогда присутствовать в той аудитории, ему, не веровавшему в возможность такого изобретения, пришлось бы признаться в своей недальновидности, как физик Оливер Лодж, которые свои ошибки осознал уже после изобретения радио:

— Как ни глупо, но не было предпринято попытки увеличить мощность для увеличения дальности действия системы…

Сам Попов настоял на том, чтобы нигде не упоминалась дата 24 марта как день демонстрации изобретения беспроволочного телеграфа.
Один из участников того заседания вспоминал:

— Когда в «Журнале Русского физико-химического общества» появился протокол заседания, меня поразила запись в нем по поводу доклада А.С.Попова. Она показалась мне весьма мало отвечающей тому, что на самом деле имело место и совершенно не отражающей того, что составляло центр интереса показанного. Показанная же нам на заседании аппаратура не была вовсе описана…