Выбрать страницу

Самоизоляция показала нам, что такое жизнь в «мире Греты Тунберг». И нам такая жизнь не понравилась! Но дебаты о том, как вести себя человечеству в ситуации глобального потепления, продолжаются. Какую линию поведения выбирают россияне?

Всероссийский центр изучения общественного мнения http://www.wciom.ru и Фонд национальной энергетической безопасности представляют исследование об отношении россиян к экологическим и климатическим проблемам после самоизоляции в период пандемии коронавируса.

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ

1 Пандемия заставила каждого четвертого жителя России больше задуматься об экологических проблемах. Изменение климата, однако, уступает как вызов другим проблемам (загрязнению воздуха, утилизации мусора и т.п.).

2 После пандемии число россиян, склонных отказаться от авиаперелетов и личного автотранспорта, не выросло, а, наоборот, существенно упало! Отказ от мобильности во время самоизоляции стал шоком, но не причиной задуматься о глобальном потеплении. Жить в «мире Греты Тунберг» нам не понравилось, мы хотим назад — в мир потребления и мобильности.

3 Проблему изменения климата считают актуальной большинство россиян, однако к конкретным действиям по ее решению мы пока не готовы. И пандемия эту ситуацию никак не изменила. Ради борьбы с парниковыми выбросами россияне согласны контролировать потребление электроэнергии и воды (хотя мотивы этих действий больше экономические, нежели климатические), но ничего более.

4 Россияне не верят в способность изменить климатическую ситуацию на планете за счет отказа от активного потребления. Только 12% наших соотечественников считают, что каждый должен существенно сократить потребление различных ресурсов для борьбы с глобальным потреблением. Именно такова доля сторонников «мира Греты Тунберг» в России. При этом значительная часть россиян считает, что борьбу с изменением климата стоит вести «сверху вниз», обеспечивая соответствующую законодательную базу и контроль за использованием природных ресурсов (43%).

5 Молодежь в России не является ключевым носителем «климатических ценностей», данная тематика вызывает больше беспокойства у пожилых респондентов. Среди россиян моложе 24 лет меньше среднего климатоскептиков, сомневающихся в наличии глобального потепления и его антропогенного происхождения. Это поколение, однако, не готово отказываться от авиаперелетов и личного транспорта ради охлаждения Земли.

В ОЖИДАНИИ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА

— Пандемия коронавируса создала ситуацию уникального социального эксперимента: будущее вдруг наступило самым неожиданным образом. Речь идет о будущем «мире Греты Тунберг»: именно эта шведская экологическая активистка призывала нас отказаться от перелетов, от углеводородов, да и вообще по возможности от потребления. И вот в период пандемии люди, сидя на самоизоляции, вынуждены были сократить потребительскую активность. Климатические активисты тут же запустили кампанию под лозунгом «мир никогда не должен быть прежним», главными идеями которой стали отказ от углеводородов и активного потребления.

Эти сюжеты крайне значимы, поскольку в России, как и во многих других странах, активно набирают силу сторонники так называемого энергетического перехода. Речь идет о сознательном отказе от потребления углеводородов, которые называют главным фактором повышения температуры на планете. Основным программным документом сторонников борьбы с глобальным потеплением является принятое в ходе климатической конференции ООН в Париже в декабре 2015 года соглашение, которое принято называть Парижским. Россия — участник данного соглашения, что предполагает серьезное сокращение потребления углеводородов ради достижения прорыва в климатической политике.

Суть энергетического перехода заключается в том, что углеводороды — нефть, уголь и газ — должны постепенно исчезнуть из нашей жизни. Основу энергетики будущего должна составить так называемая зеленая энергетика, в основе которой сегодня лежит солнечная и ветряная энергия. Для России это серьезный вызов и выбор. Ведь нефть, природный газ и уголь остаются ключевыми экспортными товарами. Уже сейчас Европейский союз заговорил об углеродном сборе и введении трансграничного углеродного регулирования, то есть обложении поставок углеводородов и товаров с высоким углеродным следом дополнительным сбором.

Очевидно, что если напомнить россиянам о роли углеводородов в наполнении российского бюджета и спросить об их согласии отказаться от части экспортной выручки ради борьбы с глобальным потеплением, то их мнение будет предсказуемым. Тем более что в начале 2020 года, еще по пандемии, согласно опросам ВЦИОМ, 40% россиян назвали потепление раздутой и надуманной проблемой. Нам хотелось получить более дифференцированное мнение россиян о глобальном потеплении и об их готовности ему противодействовать, а также выяснить, повлияла ли на него пандемия коронавируса.

КОГО ВОЛНУЕТ ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА

—Экология является одной из тем, в довольно высокой степени интересующих россиян. Так, более половины наших сограждан замечают те или иные экологические проблемы в месте своего проживания (рис. 1). Наряду с этим каждый четвертый отметил, что пандемия заставила его задуматься об экологии в большей степени, чем это было раньше (25%). Почти столько же считают, что после пандемии люди начнут активнее думать об экологии (29%).

Однако важно разграничивать экологию и климат — это совсем не одно и то же. Как видно из рисунка 1, тема климата в значительной мере волнует россиян, но она не стоит на первом месте. Загрязнение рек и воздуха, а также проблемы переработки мусора больше беспокоят наших граждан. Данные Европейского социального исследования также свидетельствуют о том, что обеспокоенность климатическими проблемами в России, хотя и высока, но находится ниже среднеевропейского уровня (64% vs 76%).

Изменения климата и погодных условий актуальными для своего места жительства чаще называют респонденты в возрасте старше 60 лет (66%), а также женщины (67%) и те, кто оценивает свое материальное положение как плохое (66%). Среди тех, кто считает материальное положение своей семьи хорошим или очень хорошим, актуальной смену климата считают на 10% меньше, чем среди людей с самооценками своего материального положения как низкого, и на 6% меньше, чем в среднем среди россиян (56%).

Среди молодежи 18-24 лет изменение климата назвали актуальным уже на 10% меньше, чем в среднем по стране (52%). Выходит, что в России озадаченность климатическими проблемами растет с возрастом, что совсем нетипично, скажем, для европейских стран. Там зеленый дискурс идет по принципу «молодежь обвиняет старшее поколение в украденном климатическом будущем». Проблемы изменения климата у нас чаще считают актуальными женщины, нежели мужчины (67% против 56%).

Однако дальнейшие ответы показывают, что пожилых людей (60+) волнует скорее изменение погоды, а не климатическая повестка в целом. Если говорить про связь деятельности человека с изменением климата, то в этом вопросе представители рассматриваемой возрастной категории (60+) — главные скептики.

ГЛОБАЛЬНОЕ ПОТЕПЛЕНИЕ: РУКОТВОРНОЕ ИЛИ ЕСТЕСТВЕННОЕ?

— Пандемия не стала для россиян переломным моментом с точки зрения отношения к проблемам изменения климата. Только 7% россиян считают, что за время пандемии глобальное потепление замедлило темпы. Однако именно в этот период экономическая активность человека со всей очевидностью стала заметно ниже, мировая авиация была фактически парализована, резко сократилось использование транспорта, многие перешли на удаленный режим работы. Провал в потреблении углеводородов в мире в период пандемии также очевиден — мировой спрос на нефть упал на треть в пиковые периоды. В этих условиях убежденные сторонники антропогенного происхождения глобального потепления должны были четко сказать, что пандемия замедлила его темпы. Но этого не произошло, даже более того — 9% россиян уверены, что глобальное потепление во время продолжительного периода самоизоляции усилило темпы развития. На фоне этого еще 9% опрошенных не верят в глобальное потепление, а 19% — во влияние антропогенного фактора на глобальное потепление и изменение климата.

Интересно и то, что только 4% людей старше 60 лет считают, что глобальное потепление замедлило темпы в период пандемии, а 37% в этой возрастной группе сомневаются в потеплении или в его антропогенном характере, что существенно выше, чем в среднем по стране (28%).

Можно в этой связи предположить, что россияне не связывают напрямую изменение климата с использованием ископаемого топлива и углеводородов. Так, если обратиться к международным данным, то отношение к различным мерам борьбы с изменением климата неоднозначное: 74% исследуемых стран, среди которых и Россия, выступают за субсидирование развития энергетики на основе возобновляемых источников, 58% — за запрет на продажу бытовой техники с наименее эффективным энергопотреблением, но только 30% за увеличение налогов на ископаемые источники энергии (против этой инициативы — 46%).

КОМФОРТ ПРОТИВ АСКЕЗЫ

— При значительной доле скептицизма в отношении влияния пандемии и антропогенных факторов на изменение климата особый интерес вызывает вопрос, готовы ли россияне противодействовать изменению климата и как именно. Ведь одно дело относить проблему изменения климата к актуальным и совсем другое — быть готовым к конкретным действиям по ее решению или хотя бы ослаблению. Однако данные исследования указывают скорее на отсутствие массовой готовности среди россиян противостоять изменению климата, ограничивая себя в тех или иных благах.

Даже если не учитывать доли не верящих в глобальное потепление или в его антропогенное происхождение (а это, напомним, почти треть россиян), то среди оставшихся только 19% считают, что для борьбы с изменением климата каждому необходимо существенно сократить потребление различных ресурсов. Большинство же придерживаются мнения о том, что для борьбы с изменением климата необходимы институциональные решения и системный подход на законодательном уровне (69%). Среди россиян в целом эти доли составляют 12% и 43% соответственно.

Интересно, что признает необходимость сократить индивидуальное потребление в целях борьбы с изменением климата чаще молодежь в возрасте 18-24 лет (26%) и 25-34 лет (24%), а также жители двух столиц (23%) и крупных городов от 500 до 950 тыс. жителей (26%). Мнения о необходимости введения специальных законов и контроля за использованием природных ресурсов чаще придерживаются респонденты 35-44 лет (75%) и 45-59 лет (73%).

Однако перейдем к конкретным действиям, на которые готовы или не готовы были бы пойти россияне в целях борьбы с изменением климата. С точки зрения сторонников антропогенного происхождения глобального потепления и изменения климата, наиболее важен транспорт, который пока по большей части остается углеводородным. В особенности это касается авиаперевозок, так как пока не существует альтернативы керосину. Ведь не случайно Грета Тунберг демонстративно не пользуется авиаперелетами.

Учитывая, что значительная часть россиян предпочитают в борьбе с изменением климата придерживаться позиции ожидания контроля и регулирования ситуации «сверху», а часть не верят в глобальное потепление и изменение климата или не согласны с его антропогенным происхождением, то ожидаемо более половины опрошенных оказались не готовы отказаться от авиаперелетов (55%). Причем чаще всего это представители молодежной аудитории от 18 до 24 лет (62%). Вероятно, свобода перемещения — одна из важных ценностей для молодежи —  перебивает климатические ценности. Солидарно с ними и население крупных городов — Москвы и Санкт-Петербурга (75%), городов-миллионников (67%) и городов с населением от 500 до 950 тыс. человек (58%). Готовы отказаться от авиаперелетов только 12% россиян. Любопытно, что чем выше уровень образования, тем меньше желающих жертвовать личным потреблением в части авиаперелетов (67% среди респондентов с высшим образованием), передвижения на личном транспорте (65% соответственно) и использования кондиционера (50% соответственно).

Интересна данная ситуация и в динамике. Так, до пандемии в начале 2020 г. ВЦИОМ проводил похожее исследование, итоги которого мы частично попытаемся сопоставить с новыми данными. После пандемии доля тех, кто готов отказаться от авиаперелетов или уже сделал это, резко упала! А доля тех, кто этого не желает, соответственно, возросла. Похожее распределение мы видим и по использованию личного автотранспорта. Это означает, что россиянам жить в мире без углеводородов решительно не понравилось.

 

— Большинство россиян не готовы отказаться от поездок на личном автомобиле (62%), только 15% готовы это сделать. Важно отметить, что в крупных городах сторонников отказа от передвижения на личном автотранспорте гораздо больше, чем в среднем по выборке — 22% в Москве и Петербурге, 21% — в прочих городах-миллионниках. Однако передвижение на автомобиле — это вопрос не парниковых газов, а выхлопных. Но, похоже, сюжет с климатом и грязным воздухом в сознании россиян не имеет четких разграничений, ведь выхлопные газы в крупных городах воспринимаются как очень острая проблема (85% жителей Москвы и Санкт-Петербурга считают загрязнение воздуха актуальной проблемой, из них 54% — очень актуальной, в городах-миллионниках — 49% и 34% соответственно).

Наиболее же бескомпромиссное отношение россиян к возможному пересмотру собственного рациона и отказу от потребления мясных и молочных продуктов. В контексте изменения климата данный вопрос возник не случайно. Коровы считаются довольно серьезными эмитентами парниковых газов, выбросов от одной коровы больше, чем от современного легкового автомобиля. Отсюда и тренд на замену говядины растительным мясом — естественно, на порядок более дорогим. Россияне, как показывает опрос, этот тренд скорее не поддерживают. Абсолютное большинство опрошенных не готовы отказаться от потребления мясных и молочных продуктов (84%), 7% это уже сделали или никогда не питались такими продуктами, и еще 7% готовы это сделать. Интересна позиция молодежи 18-24 лет: только 7% готовы исключить из своего рациона мясное и молочное и 88% — совершенно не готовы, что выше, чем в среднем по выборке.

Несколько иная ситуация с кондиционерами. Они пока не стали для россиян предметами повседневного обихода — 38% ими не пользовались или уже отказались от них. При этом 16% готовы отказаться от их использования, но наибольшая часть опрошенных все же не стали бы этого делать (45%).

Для борьбы с потеплением россияне готовы экономить воду, заменив прием ванны душем (43% уже это сделали или собираются сделать), и электроэнергию (59% россиян уже контролируют ее расход или собираются это сделать). Однако скорее из экономических мотивов, нежели климатических. Если обратиться к данным февральского исследования, то 69% опрошенных не готовы были бы платить больше за электроэнергию, а 74% за коммунальные услуги с целью развития и последующего внедрения альтернативных источников энергии и общего повышения энергоэффективности объектов.

На фоне этого показательно, что в сельской местности желающих сокращать потребление электроэнергии заметно меньше (36%), нежели среди жителей Москвы и Санкт-Петербурга (48%). Вероятно, сказываются инфраструктурные особенности и разность тарифов — для села они обычно ниже.