Выбрать страницу
Как показало исследование «Трансперенси Интернешнл», 90% жителей страны ни разу не обращались в суды или органы власти за компенсацией ущерба, нанесённого им действиями чиновников, сообщает https://bfmspb.ru/

Только каждый десятый россиянин знает, что может потребовать возмещения вреда от коррупционеров. А 90% жителей страны ни разу не обращались в суды или органы власти за компенсацией ущерба, нанесённого им действиями чиновников. При этом, как показало исследование «Трансперенси Интернешнл», большинство считает уголовное наказание или выплату серьезного штрафа лучшим возмездием.

Сегодня в российских законах нет специальных положений о компенсациях для тех, кто пострадал от коррупции. Однако Гражданский кодекс предусматривает, что выплаты за вред, причиненный в результате незаконных действий госорганов или их должностных лиц, подлежат возмещению из бюджета.

Во время опроса также выяснилось, что россияне вообще крайне редко получают денежные компенсации по решениям судов — не только при коррупции, но и по другим делам. Возможно, именно поэтому потерпевшие в целом невысоко оценивают перспективу разбирательства. Это фундаментальная проблема российского законодательства, которое ориентировано, скорее, на наказание, нежели на восстановление справедливости для потерпевшего.

Ассоциированный профессор социологии права имени Муромцева Европейского университета в Петербурге Кирилл Титаев:
— Это касается не только и не столько даже коррупционных преступлений, сколько любых. Если вы по причине чьей-то халатности сломали ногу, то человек получит уголовное наказание, а компенсацию, которую заплатят вам лично, будет ничтожной. Распространение во всех отраслях уголовного законодательства гражданско-правовых компенсаций – это важнейшая задача для развития Российской уголовной политики. Проблема, на самом деле, не столько в законодательстве. Уже сейчас можно предъявлять гражданские иски в делах о коррупции. Проблема в том, что и факт этой компенсации, и размер этой компенсации все равно будет оставаться на усмотрение суда. Пока что, назначая достаточно серьезные штрафы и зачастую достаточно серьезные наказания, российские суды в деле компенсации потерпевшим придерживаются очень странной политики, когда эти компенсации отличаются, как показывают исследования от среднемировых, в десятки раз.

Механизм по выплате компенсаций за причинённый коррупционерами ущерб может быть взыскан в уголовном процессе. Этим весьма активно занимается прокуратура. Однако в надзорных органах, как правило, выступают в защиту госкомпаний и публично-правовых институтов. Экспертам не удалось найти ни одного случая, когда бы ведомство действовало в интересах частных лиц. Ситуацию усугубляет т сильный перекос в сторону уголовного преследования. Поэтому Россия должна ратифицировать Конвенцию Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию.

Замгендиректора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов:
— По сути, это мы предлагаем новый, наверное, поворот или новый аспект, связанный с противодействием коррупции, потому что последние десять лет мы топчемся на месте, мы не предпринимаем, как страна, каких-то значительных усилий, связанных с изменением концепта борьбы с коррупцией. Мы видим, что коррупционных, уголовных дел большое количество, но на системном уровне изменений никаких не происходит. Такую альтернативную механику борьбы с коррупцией мы предлагаем. Успешность таких практик подтверждается на примере целого ряда стран, притом Россия является страной на европейской части постсоветского пространства, которая не ратифицировала эту конвенцию. Молдова, Украина, Беларусь, страны Балтии уже давным-давно присоединились к этой конвенции. Мы, по сути, являемся белой вороной и не используем эти механизмы, которые уже на международном уровне опробованы.

По данным Генпрокуратуры, в прошлом году надзорное ведомство предъявило почти 2 тысячи исков о взыскании ущерба от коррупции. Общая сумма претензий превысила 33 млрд рублей. В бюджет удалось вернуть более 9 миллиардов.