Краснокнижные животные гибнут из-за рыболовства, но никто не собирается это решать

27
4 минуты
Краснокнижные животные гибнут из-за рыболовства, но никто не собирается это решать

Серые тюлени, балтийские и ладожские кольчатые нерпы — виды морских млекопитающих, которые занесены в Красную книгу. Популяция серых тюленей в России составляет около 5 тыс. особей, ладожской нерпы — около 3 тыс. Балтийская нерпа в Финском заливе и вовсе находится на грани исчезновения: там обитает не более 200 особей этого вида. Сейчас главные факторы риска для балтийской нерпы — это изменения климата, промышленное освоение Финского залива и рыболовный промысел. Петербург, как город 30 островов, имеет свои давние рыболовные традиции. Уже в конце апреля Северная столица наполнится свежим весенним запахом жареной корюшки. Но как бы ни были приятны петербуржцам их рыболовные традиции, все они, к сожалению, влекут за собой пагубные последствия. Такие как, например, смерти краснокнижных животных, запутавшихся в рыболовных сетях. Насколько серьезно стоит проблема, кто виноват и как все это можно решить?

Рассказывает Елена Андриевская, основательница «Фонда друзей балтийской нерпы»:

«За все время нашей работы мы нашли всего около 700 нерп и тюленей, которые, предположительно, умерли, запутавшись в сетях. С балтийскими нерпами мы можем говорить про 5-10 погибших животных в год, но при численности в 180 животных это все равно очень много. Наиболее остро проблема стоит в Курортном районе города и в Кронштадте, во время лова весной и осенью. Также проблемные районы — это Выборгский залив и территории Усть-Луги»

Выходит, что рыбная ловля представляет настоящую опасность для популяций тюленей и нерп. Но какие тогда законы могли бы помочь? Эксперт считает, что для защиты краснокнижных животных от опасностей рыболовного промысла есть два подхода: это полный запрет лова и компромиссы. 

«Было бы хорошо ввести ограничения на рыбную ловлю с 1 марта по 15 июня — это периоды размножения нерпы, когда появляются молодые особи. Но, конечно же, мы не можем полностью запретить рыбный промысел на такие сроки»— разъясняет Елена, — «Мы никогда не были сторонниками радикальных мер и всегда старались искать компромиссы. 

Орудия лова можно модифицировать таким образом, чтобы нерпы и тюлени в них не гибли. Это относительно дешево. Мы не хотим никого принуждать, рыбаки ведь тоже люди, это их работа, их хлеб, у них есть семьи. Мы работаем вместе с рыбаками и пытаемся найти такой вид модификации, который был бы наиболее удобным для всех — чтобы была и безопасность для морских млекопитающих, и удобство лова для рыбаков»

Животные, которых осталось в Финском заливе не больше двух сотен, гибнут не от естественных условий природы, а из-за сетей, установленных человеком — запутываются и задыхаются. Но никакие природозащитные инстанции не стремятся принять меры, а обращения неравнодушных граждан в основном игнорируются. Очень важный фактор, который мешает безопасности краснокнижных животных — это неумение российских ведомств договариваться между собой. Дело в том, что проблема неестественной гибели балтийской нерпы находится в зоне ответственности Министерства природы, а решение — зоне ответственности Росрыболовства. Это два разных ведомства, которые так и не смогли прийти ни к каким соглашениям по поводу нерпы, почему — неизвестно. По сути, такая серьезная проблема просто перебрасывается из одних рук в другие, как горячая картошка.

А насколько хорошо нерпы вообще защищены законом?

«Теоретически — нерпа по закону защищена хорошо, за причинение вреда ей существует уголовная ответственность. Но на практике у нас нет никакого контроля. Что происходит в море — остается в море», — объясняет Елена Андриевская, — «У нас нет денег на вскрытия мертвых нерп для определения причины смерти. Мы неоднократно обращались и к ветеринарам, и в Росприроднадзор. Собирались круглые столы, заседания. Но каждый раз все останавливалось, когда заходил вопрос о деньгах.

 Получается, что мы знаем, как действовать, но не знаем, откуда черпать финансы. Мы долго думали, что обращения в разные ведомства могут на что-то повлиять, но каждый раз сталкивались с одной и той же проблемой — с отсутствием денег»

Частные компании совершенно не против поддержать финансово фонд, спасающий милых нерп и тюленей. Однако в основном компании предлагают помощь в реабилитации животных, ведь эта задача выглядит простой, да и затрагивает конкретных представителей фауны. А вот вскрытия мертвых нерп и расследования привлекают компании гораздо меньше. 

Елена делится:

«К нам обращаются разные компании с предложениями о финансировании, но, как правило, все предлагают помощь в реабилитации рыб и тюленей. Но вот как раз с реабилитацией у нас все в порядке, а что сейчас действительно требует финансирования — так это научные исследования. А их очень малое количество людей готово поддерживать: рыбка, тюленчик — это что-то понятное, а исследования — более сложная тема». 

Можно сказать, что равнодушие природозащитных инстанций — это самая главная угроза для популяций вымирающей балтийской нерпы и краснокнижного вида тюленей. А рыболовные сети, изменения климата и застройка Финского залива — идут только следом.